Взгляд

Организатор эвакуации из Славянска Петр Дудник: «Зачистка города не поможет. Нужно покаяние друг перед другом»

Пастор церкви «Добрая весть» в Славянске, один из лидеров национального движения «Украина без сирот» - вот два статуса, с которыми многие годы ассоциировался Петр Дудник.

Однако в последние месяцы о нем узнали больше, как об организаторе процесса эвакуации жителей из самой горячей точки Украины. За два с половиной месяца их команда вывезла уже около 3000 человек. За вестями с полей можно следить на страничке Петра в фейсбуке.

- Кто занимается эвакуацией людей?

- Вывозят простые люди, наша команда водителей. В начале и я вывозил – до того момента, пока меня не выгнали из города. 

- Кто и как выгнал?

- Возникла опасность для жизни, когда задержали нашего епископа Алексея Алексеевича Демидовича. Я понимал, что буду следующим, за кем придут. Пополнять подвалы пленников мне не хотелось, и основательных причин для этого нет. Поэтому мне пришлось оставить город. На данный момент я не въездной. 

- Каким образом происходит процесс вывоза людей из города?

- На данный момент есть две точки в городе, где собираются люди. Туда заезжают наши легковые машины, забирают людей и вывозят их за город, за оба блокпоста – и ополченцев, и армии. Уже на территории, контролируемой Нацгвардией, пересаживаем людей в автобусы и везем в Изюм или Святогорск. После того, как мы вывезли утром группы людей из Славянска, машины начинают работать по индивидуальным заказам – вывоз лежачих, больных, инвалидов. Приезжаем прямо на дом, забираем и вывозят по такой же схеме. И так – каждый день. 

- Почему ты не используешь слово «боевик» или «террорист», описывая вооруженных людей в Славянске?

- Потому что нужно толерантно относиться ко всем. Особенно нам, - живущим в том городе. Я не «разгоняю» ни свое сердце, ни уста в разные стороны. Для меня свои – это дети Божьи, рожденные свыше, а чужие – которые пока что не Божьи дети, но которым нужно тоже служить. Поэтому я и людей не разделяю по политическим взглядам и цвету флага. Есть люди в нужде, на которую нужно отзываться. Хотя, может быть, лично мне и неприятно это делать, но понимаю, что Иисус сказал и стараюсь это делать. Учусь любить врагов своих, или тех, кому я не симпатизирую из-за каких-то взглядов.

- У тебя достаточно причин ненавидеть тех, кто принес разруху и хаос в город и в жизнь ваших семей. Что помогает тебе любить их – благодать свыше или все-таки волевое осмысленное решение?

- Я думаю, это микс благодати и решения. Потому что если кормить мысли злом и ненавистью, тогда с разумом происходит что-то негативное. Ты все равно понимаешь, что в такой ситуации мы должны послужить людям, даже тем, кто сделал нам плохо. Мы стараемся в любом случае это делать. Принцип Христа срабатывает лучше, чем правило «око за око». У меня есть сосед, который очень плохо относился к нам, но когда пришло трудное время, я закупил продукты, привез им один раз, второй раз, – тот просто расплакался. 

На моей улице остались все соседи, они не эвакуировались. В городе уже сложно с продуктами, медикаментами, люди второй месяц не получают зарплаты и пенсии. Мы ввозим в город продукты, чтобы раздавать горожанам. Я попросил ребят, которые занимаются этим вопросом, чтобы они сходили на мою улицу и раздали продукты там. Люди очень благодарны, как-то даже сами объединились, помогают друг другу. Я вижу, что добро объединяет людей и помогает выжить. 

- Боевики в Славянске препятствуют выезду жителей?

- В основном не препятствуют, но мы все делаем очень осторожно. У нас был случай, когда захватили одного из нашей команды и забрали машину. Потом отпустили, но машину не вернули.  Ему были предъявлены какие-то нелепые обвинения, что он передает секретную информацию «Правому сектору». На самом деле, ничего подобного не было. Мы просто служим людям. 

Но сегодня у нас больше проблем даже с Национальной гвардией, чем с военными людьми в городе. Наши машины не запускают в город через украинский блокпост. Машины, которые они хорошо знают, которые едут, чтобы вывозить людей. Нам приходится объезжать, полями заезжать в город, завезти продукты. Выезжаем уже с людьми, затем снова пытаемся вернуться в город, и их снова не пускают. Я не понимаю логики. Особенно в момент, когда президент объявил перемирие, чтобы дать возможность людям выехать. 

- Как они объясняют такой запрет – нормами безопасности?

- Их объяснение: «У нас – приказ». Но это же очень глупо, простите за выражение, потому что мы выезжаем через этот блокпост, но заезжаем в город через поле. Любые наши обращения к власти пока остаются безответными. 

- Организована ли государством официальная эвакуация жителей из Славянска и Краматорска?

- К сожалению, это моя вторая претензия к украинской власти. Почему за два с половиной месяца военных действий не был организован нормальный коридор для эвакуации людей? Поэтому остается только работать пока что так, с постоянным напряжением – из-за одних и других.

- То есть за все время работы вашей команды вы ни разу не наблюдали, чтобы органы власти организовано вывозили людей?

- Было раз, кажется, первого июня, вывозили детей в Святогорск в лагеря. Где-то 300-400 детей. И больше мы ничего такого не наблюдали. 

- Представители фонд «Развитие Украины» Рината Ахметова также пишут в фейсбуке, что кого-то вывозят из Славянска. Вы сотрудничаете или работаете по отдельности?

- На данный момент это наши партнеры, они покрывают транспортные расходы, они помогают с решением каких-то особенных ситуаций. Например, они говорят, что нужно вывести больного человека и находят, куда его дальше определить. То есть мы выполняем практическую работу, а они помогают материально.

- Они работают на вас или вы на них?

- Начнем с того, как мы все это начали делать. Сначала я вывез своих детей с женой к родителям. Потом у нас там были проблемы с вывозом директора нашего детского дома. У него жена швейцарка, а к иностранцам очень настороженное отношение в городе. Я ей позвонил и сказал, чтобы они готовились, мы можем их вывезти, пока все спокойно. Только машина их забрала, город закрыли, и начался бой. Вечером просто в фейсбуке написал: «Эвакуировал две семьи». И тогда люди начали обращаться за помощью, чтобы их тоже вывезли. Я понял, что все это нужно как-то системно делать.

Было два вопроса: как их вывозить и куда везти. Вторым вопросом начала заниматься моя жена Тамара. Ей звонили и говорили, кто может принять у себя.  На вопрос «как?» начал отвечать наш офис. Мы сделали трехразовый выезд каждый день. И вот уже тогда нам написали люди из фонда Ахметова и спросили, чем они могут нам помочь. Я ответил, что мы нуждаемся в покрытии транспортных расходов, в чем они нам и помогают. Мы с ними уже сотрудничали раньше в проекте усыновления, так что они нас уже знали.

- Кто все эти люди, которые организовывает процесс эвакуации? Из вашей славянской церкви «Добрая весть»?

- Базируется это все на церковных людях. Личный транспорт людей, их посвящение, риски. Непосредственно вывозит команда из 4-5 машин. Иногда на место сбора в двух точках приходит до ста человек – и вот легковыми автомобилями несколько часов вывозим их за все блокпосты. 

Потом  мы их везем либо в Святогорск в лагерь, либо в Изюм. В Изюме есть баптистская церковь, которая стала нашим партером, они предоставили свое помещение, переоборудовали его для принятия беженцев. Там мы высаживаем людей, успокаиваем, угощаем чаем, кофе и решаем, куда их отправлять. Возможно, им есть куда ехать, если же нет, то мы определяем, куда их направить. В последнее время процентов 30 людей выезжают без денег, поэтому мы еще решаем вопрос покупки билетов. 

- Если людям некуда ехать, они могут остаться в Святогорске? 

- Да, они могут остаться либо в Святогорске, либо в Изюме. Но мы стараемся в течение суток найти, куда они могут дальше ехать, решаем вопрос жилья и обеспечения. 

- На телевидении недавно вышел сюжет, как беженцы, будучи обеспечены средствами со стороны государства, негативно высказывались об украинской власти. Наблюдаете ли вы во время эвакуации людей такие антиукраинские настроения среди них?

- Когда мы людей вывозим, мы стараемся вообще эту тему не трогать, потому что люди и так находятся в страхе от постоянных взрывов, снарядов, крови, которую видят, страхов от пропаганды – и одной, и другой. Мы их всегда стараемся успокоить, объясняем, что они в безопасности и что сейчас мы им поможем. Я часто молюсь с ними. У людей есть свои взгляды, и иногда нужно время, чтобы они поменялись.

- Как считаешь, сколько людей уже выехало из Славянска?

- По наблюдениям людей, которые заезжают в город, в Славянске осталось порядка 40-50 тысяч людей. Люди выезжали самостоятельно, покидали город своим ходом. Но это не 7 тысяч человек, как говорят иногда в прессе. 

- Происходят ли у вас какие-то переговоры с гражданскими управляющими в Славянске?

- Недавно произошел конфликт, потому что приехали какие-то люди и буквально  запретили эвакуацию из Славянска. Я созванивался с «народным мэром» Павленко, объяснил, как все происходит, ответил на все его вопросы. Незадолго до этого в фейсбуке появилось сообщение, что в городе есть священник, который эвакуирует людей и берет за это по 500 гривен. В этот же день вышла вторая новость, в которой говорилось о том, что боевики берут 500 долларов за ребенка и 1000 долларов за взрослого. В нашем случае с нас не брала денег ни одна, ни другая сторона. И мы никогда не берем денег с людей, а наоборот, даем. Когда мы объяснили Павленко, что мы занимаемся обеспечением медикаментами города и эвакуацией людей, он был очень благодарен нам за то, что мы делаем. 

Также у нас есть тесные контакты со службой по делам детей, с соцслужбой и с начальником отдела по делам семей. Они продолжают работать, но в удаленном режиме, потому что в городе не безопасно.

- Вам известна судьба Пономарева и Штепы?

- Вся информация непроверенная. То, что Пономарев не появляется в городе, может говорить либо о том, что его нет в живых, либо о том, что его просто нет в городе. А Штепу видят в исполкоме. Говорят, что она помогает сейчас новому «народному мэру» Павленко. 

- Известно ли, что происходит с людьми, которых вы перевозите? Как их оформляют, какой статус они получают – переселенца или беженца?

- Да, много людей нам отзваниваются, чтобы поблагодарить. Знаю, что все люди, которые переезжают в Одесскую область, проходят регистрацию. Все зависит от местных органов власти. 

- Выделяется ли им какая-то материальная помощь?

- Например, в Черкассах им выделялась помощь от Красного креста и местной администрации, они им помогали с устройством. Но, в основном, просто люди помогают. 

- Какой регион лучше всех справляется с приемом беженцев?

- В Одесской области базы все заполнены. Также Черкассы очень по-доброму отозвались, хорошие отзывы оттуда получаем. В Харьковской области тоже много людей, в Запорожской области.  В Днепропетровской области священник православной церкви Московского патриархата очень открыт, они забрали много людей и расселили. 

- Что вы делаете для тех, кто остался в Славянске?

- Это второе направление, которым мы занимаемся. Стараемся помочь людям, которые голодают в городе. Как я уже говорил, деньги там не получают, нет пенсий, социальных выплат. В городе также нет света, воды, в некоторых районах – газа. Положение катастрофическое.  Все запасы заканчиваются, магазины в городе работают немногие, а если работают, то у людей нет денег. Я сужу даже по тому, как люди выезжают и говорят, что у них нечем доехать. То есть мы помогаем, стараемся завезти продукты. Пакуем наборы в Святогорске или же в Изюме, а потом наши волонтеры работают по городу, раздавая продукты. Когда машина едет в город за людьми, она этой же ходкой привозит продукты и медикаменты.

На данный момент, мы пришли к решению открыть бесплатную аптеку, завозим медикаменты. Я постоянно ищу возможности пополнения. Мы сначала работали индивидуально, но это очень затратно по денежным и трудовым ресурсам. Поэтому мы решили открыть благотворительную аптеку, куда может прийти всякий желающий и бесплатно получить нужное лекарство. 

- Где ты базируешь в основном на данный момент?

- Я нахожусь либо в Святогорске, либо в Изюме. Сейчас на пару дней приехал в Киев. Очень важным остается вопрос по Нацгвардии – чтобы они пускали наши машины в город. Я готов говорить с любым чиновником по этому поводу. Это неправильно не дать возможности людям эвакуироваться и просто оставлять людей на голодное существование.

- Как ты видишь решение проблемы Славянска глобально?

- Я очень хочу мирного разрешения, я молюсь об этом. Как я сказал в начале, кто бы ни был, каких бы они политических взглядов не придерживались – за любого человека Иисус Христос пролил кровь. Мне очень не хочется, чтобы проливалась кровь. Оглянувшись назад, все поймут, что это просто была братоубийственная война – без цели и какого-либо смысла. 

- Украинская власть декларирует готовность к мирным переговорам. Как думаешь, со стороны боевиков в Славянске есть такая готовность? 

- Это не ко мне вопрос. Я только знаю, что начали вестись какие-то переговоры о мирных соглашениях между ДНР и властью. Чем они закончатся, не знаю.

- Была информация, что якобы жители Славянска обратились к Стрелкову с просьбой покинуть город. Это правда?

- Я не знаю об этом ничего, только читал в прессе. Но, думаю, что это неправда. У людей есть страх, вряд ли бы это кто-то высказал. Есть боязнь быть расстрелянными.

- Ну а как вообще ты лично комментируешь тот факт, что граждане соседнего государства терроризируют украинский город? 

- Я уже говорил о том, что я не вмешиваюсь в эти вопросы. Есть люди, которые занимаются политикой, моя сфера – это служить людям. Возможно, это прозвучит для приверженцев какой-либо стороны странно. 

Когда в городе убили первые четыре человека, мы просто собрались и поехали навестить эти семьи. Помогли им и помолились с ними. 

- Все ли из вашей церкви уже покинули город?

- Есть люди, которые остались по определенным причинам. Но я рекомендую всем покинуть город. Я знаю, какие будут большие последствия для тех, кто не покинет город сейчас, это – большая  психологическая травма. Поэтому сейчас нужно оставить город до разрешения ситуации. Потом уже вернемся и будем отстраивать новый город в новое время. 

Любя зачистка не решит проблему. Ведь даже по завершении всего люди все равно останутся с разными взглядами. Только искреннее покаяние, принятие друг друга и согласие работать вместе на благо своего города, несмотря на все нанесенные раны. Нужно реальное покаяние друг перед другом. 

Беседовал Руслан Кухарчук, "Все Новости".


Популярное в Сети
Loading...